Цельная градостроительная структура

Схлынули первые радости, а бывает, и огорчения из-за недоделок строителей, низкого качества работ, блеклых обоев, «дырявой» сантехники и т. д. Все вроде бы есть и все же чего-то не хватает.
Большего общения с соседями? Сомасштабных человеку пространств? Возможности залюбоваться каким-либо фасадом?.. И начинаешь понимать, что архитектура не просто польза, не просто крыша над головой. Это еще культурная среда, долженствующая доставлять человеку эстетическое наслаждение, позволять гордиться духовной силой нашего общества.


Точно так, утолив голод в хлебе насущном, человек начинает думать о смысле жизни. Не слишком ли привередлив подобный подход? «Всем строениям городским стали давать совершенно плоскую, простую форму. Дома старались делать как можно более похожими один на другого; но они более были похожи на сараи или казармы, нежели на веселые жилища людей… Оттого новые города не имеют никакого вида: они так правильны, так гладки, так монотонны, что, прошедшие одну улицу, уже чувствуешь скуку и отказываешься от желания заглянуть в другую. Это ряд стен, и больше ничего».
Это сказано не о современной застройке — сказано Гоголем 150 лет назад о городах, в которых мы многим теперь восхищаемся. Но, думается, вряд ли такое произойдет с детищем некоторых сегодняшних градостроителей.

Архитектура районов массового жилищного строительства в большинстве городов страны однообразна и непривлекательна. За прошедшие 15 лет в домах третьего поколения удалось резко улучшить эксплуатационные качества. Правда, для этого пришлось пойти на некоторое удорожание стоимости строительства, увеличить расход материалов. Однако художественно-эстетическая выразительность зданий и улиц мало изменилась.

Комплексный эксперимент, начавшийся недавно, серьезно преобразовал цели, интересы и стимулы не только на уровне бригады и треста, но и в самом аппарате республиканских министерств. Вот как тогда, т. е. почти десять лет назад, отложилась эта экономическая и нравственная перестройка в журналистском блокноте.
Министерство на хозрасчете. В деревообрабатывающем цехе минского мотовелозавода я побывал в день, когда оттуда ушла бригада А. Арсеньева из СУ-22 треста № 5.
— Постройку этого цеха мы закончили на квартал раньше установленного срока, — рассказывает о делах бригады Аким Петрович. — И главным образом, потому, что работаем по методу Злобина. Расчет простой: чем быстрее сдадим объект, тем больше получим премии. Не надо каждый раз при закрытии нарядов торговаться с прорабом. А без «выводиловки» не обойтись, если рабочие кочуют с объекта на объект. Понятно, с переходом на подряд дисциплину подтянули, переделок никаких- себе во вред.

Рассказ бригадира продолжил прораб В. Куликов:
И сейчас висят надо мной два меча: выработка и зарплата. Первую не снизь, вторую не превысь. Вдобавок появился третий-ввод объекта. Я, конечно, проценты в банк сам не плачу, да управление через трест платит. И оно-то не позволит мне искать выгодные работы, запускать дела на вводном объекте. Наоборот, людей подбросит, материалы, чтобы ускорить стройку.
Словом, на участке и в СМУ возрос интерес к бригадному подряду — проверенному средству ускорения строительства. Как следствие этого — пять бригад из 12 возводят по-злобински объекты, сметная стоимость которых подчас доходит до полутора миллионов рублей.
Но наиболее ощутимо веяние новых экономических стимулов, в том числе кредита, в тресте. Посудите сами: один процент годовых при своевременной сдаче объекта, полпроцента — при досрочной и до пяти — при опоздании. Чем быстрее завершена стройка, тем меньше плата банку за пользование ссудой и тем больше прибыль, остающаяся в распоряжении треста.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *