Домостроительная промышленность

Домостроительная промышленность сейчас внедряет разновидность таких домов, но процесс этот связан с определенными трудностями. Тем не менее работа продолжается, в 1984 г. утверждена целевая программа дальнейшего развития системы Единого каталога до 1990 г.


Если стиль градостроителей существенным образом не изменится, то во многих русских городах уже в ближайшие годы не найдешь ни одного цельного уголка с домами, ну, хотя бы начала нашего века, не говоря уж о более ранних постройках. Можно ли сдержать это разрушение архитектурной памяти народа, в котором самое активное участие принимают и зодчие (если их можно назвать зодчими)? Действительно ли наивны мысли о создании современной, но национальной по форме и содержанию — скажем, русской архитектуры?

За последние 10-15 лет немало сделано для внедрения новых принципов при реконструкции исторических городов. Их суть — взаимосвязанное сочетание памятников с современным строительством. Причем от сохранения единичных памятников архитектуры сейчас широко переходят к сохранению и восстановлению градостроительной среды в целом. Последовательно реконструируются исторические центры Тбилиси, Вильнюса, Таллина, Владимира. Обретает новый облик старый Арбат. Другое дело, что еще часты случаи непрофессионального, волевого вмешательства в практику реконструкции городов. Это приводит к потере элементов исторической среды.
Что же касается вопроса о создании современной русской архитектуры, то над этой проблемой нам всем нужно постоянно работать. Русское зодчество, как и любое другое национальное зодчество, создавалось в течение многих столетий и претерпело самые разные изменения, смены стилей и концепций, социальной направленности и художественной выразительности.

К сожалению, в проектировании, где процесс превращения проходят не сами материальные объекты, а их отраженные в нашем сознании образы, эта знаменитая формула далеко не всегда представляется столь очевидной.
Здесь желание ускорить события приводит к тому, что дается команда приступить к изготовлению проектного «рагу» не дожидаясь, когда будут «пойманы» необходимые для проектирования исходные данные.

В министерстве предпочитают не мудрствовать лукаво и дают команду на выдачу документации тогда, когда еще очень многое неизвестно. При этом апеллируют к необходимости известной свободы рук в таком тонком, часто связанном с нестандартными решениями процессе, как проектирование, к опыту и интуиции проектировщиков. Но ни опыт, ни интуиция не могут заменить информации. К тому же сооружение энергоблока столь сложно, что взаимосвязь каких-либо двух операций, казалось бы, не имеющих между собой ничего общего, нередко «вылезает» на поверхность уже в виде коллизии на строительной площадке, коллизии, требующей времени и средств для ее устранения.

Процесс создания крупной электростанции — от первой линии, проведенной по чистому листу бумаги, и до того момента, как стрелка ваттметра на щите управления дойдет до величины, указанной в проекте, — можно расчленить на несколько тысяч операций, начало и окончание которых определяется передачей информации от одних участников технологического процесса другим. Передача информации — это выдача заданий разработчикам оборудования и систем, получение от них сначала промежуточных исходных данных, а затем и рабочей документации, выдача заданий проектировщикам смежных специальностей, отправка проектов заказчику, строительство зданий и сооружений, поставка оборудования и материалов, монтаж, наладка, опробование систем. И, наконец, пуск энергоблока. Сроки, которые фигурируют в различных приказах и графиках, — сроки выдачи заданий, выпуска документации и т.п. — только тогда обоснованы, когда они являются результатом расчета всего технологического процесса. Только в этом случае они увязаны между собой, не налезают друг на друга, не ведут к дополнительным затратам времени и средств.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *